Институциональное направление в микроэкономике

Опубликовано Опубликовано в рубрике Публикации

На рубеже XIX-XX веков в экономической науке был сформирован новый подход, который отличался идеями от положений неоклассической концепции, но, придерживался рыночной парадигмы развития экономики. Таким образом, произошло возникновение институциональной теории. Это направление стало в конце века одним из наиболее популярных в мировой экономической науке. Основу такого термина, как «институционализм» составляет одно из толкований такого понятия, как «институт». Перечень существующих институтов состоит из самых разнообразных категорий и явлений, к примеру: государство, семьи, предпринимательства, монополий, нравов, религии, которыми предопределяется этика, обычаи, общественная психология и эволюция экономики. Институционализм — направление в экономической мысли, уделяющее основное значение роли, которую играют институты в области принятия и направленности экономических решений, их эффективности и экономической деятельности вообще.[5]

В начале XX в. ученые-экономисты США проанализировав усилившиеся монополистические тенденций в рамках экономики, содействуя политике своего государства стали создателями концепции социального контроля эконо­мики. Разработанные ими теории стали основополагающими в новом направлении экономической мысли, именуемом на сегодняшний день институционализмом.[5]

Основными представителями американского этапа развития институционализма являются Т. Веблен, Дж. Коммонс, У. Митчелл.[5]

Т. Веблен акцентировал внимание на современной экономике и социальном поведении, которые отличались от общепринятых в тот период. Он был против того, чтобы экономическая теория являлась лишь наукой о рынках и ценах. Согласно его  точке зрения, в качестве предмета экономики выступает деятельность человека в разных ее проявлениях, вместе с тем, предусматривалось изучение в ней взаимоотношений людей. Т. Веблен был убежден, что человек очень быстро оценивает полезность блага для преумножения общего эффекта от применения запасов ресурсов.[5]

Американский экономист выделяет ряд эффектов (эффект повального увлечения; эффект снобизма; эффект Т. Веблена), которые вошли в историю экономической науки.[5]

Экономическая и социальная структура общества, по мнению Т. Веблена, содействует применению предпринимателями худших черт психологии человека. Крупные компании предопределяют рыночную стратегию, формируя спрос посредством рекламы, поднимая цены, воздействуя на использование и распределение ресурсов в собственных интересах. Желание преумножить прибыль толкает на разные беспринципные поступки. Предприниматели делают попытки ограничения выпуска товаров, устранения конкуренции, создания более крупных компаний, отделения владельцев предприятий от людей. Т. Веблен пытался доказать воздействие на потребителей, ничего не подозревающих, различных видов психологического и общественного воздействия, что толкает их к принятию определенных решений, выгодных крупным компаниям. Для того чтобы теоретически объяснить это явления было введено такое понятие, как «показное потребление». Оно является характерным для богатых («праздный класс»), которыми практически всегда покупаются услуги и товары лишь для произведения впечатления. Существует возможность формирования для представителей данного класса особых цен на продукцию, показывающих их «престижность», а не проявление законов спроса, что именуется «эффектом Т. Веблена». Посредством данного эффекта можно характеризовать ситуацию восприятия покупателями снижение цены в качестве ухудшения качества товара либо утраты его «актуальности» среди потребителя, происходит падение покупательского спроса на данную продукцию, а в обратной ситуации, — ожидается рост объема покупок при росте цены. Это обуславливает подражание бедняков и покупателей со средним достатком непосредственно богатым людям, покупая продукцию в аналогичных целях. Результатом этого является бесполезная трата ресурсов, более рациональное использование которых, могло иметь место в интересах большинства людей.[5]

Джон Р. Коммонс утверждал, что экономические категории и институты проявляются через их юридическое оформление. Так, собственность проявляется в вещественной (любое имущество), невещественной (долги и долговые обязательства) и неосязаемой (ценные бумаги) формах. Он утверждал, что государству требуется совершенствовать систему законодательства и контролировать точное исполнение законов. При разработке законодательных документов предусматривается учет отсутствия в западном мире классов, которые придерживаются противоположных интересов. Цивилизованное общество включает в себя не антагонистические классы, согласно точке зрения К. Маркса, а профессиональные равноправные группы, не противостоящие друг другу, а сотрудничающие.[4]

Взяв за основу эту идею Дж. Коммонсом была сформулирована «теория сделок», именуемая «теорией совместной человеческой деятельности». Для него сделка – это основополагающее понятие экономической науки. В качестве участников сделки могут выступать важнейшие общественные институты – монополии, государство, семья. Максимальное внимание Дж. Коммонс уделял политическим партиям, профсоюзам и корпорациям. В экономическую науку им было введено понятие «действующий коллективный институт», по его мнению, он является регулятором экономической жизни людей. Дж. Коммонс был уверен, что государством возможно проведение реформ в законодательной сфере и создания правительства, которое представлено лидерами разных «коллективных институтов». Такое правительство должно находиться под контролем общества.[4]

У. Митчелл в своих научных трудах основное внимание уделял формированию, функционированию и развитию денежно – финансово — кредитных институтов. У. Митчелл считал, что денежная экономика, несмотря на кризисы и другие недостатки, является наилучшей формой организации хозяйства в обществе. Он разделял одну из основных идей институционализма о необходимости усиления социального контроля и государственного регулирования экономики. Он считал, что экономический процесс отражает движения общественной психологии, следовательно, необходимо исследовать поведение людей в различных ситуациях. У. Митчелл утверждал, что экономическая наука должна выявлять связи между денежным обращением и поведением людей. Это говорило о том, что для У. Митчелла капитализм это «денежная цивилизация», а именно институты денежного хозяйства (финансы, бюджет, кредит) формируют и определяет поведение человека.[3]

Неоинституционализм – новое направление современной экономической мысли, оформившееся в 1960–1970-е годы. Для обозначения нового направления часто используются такие понятия как:

— «новая институциональная теория», так как у сторонников этого направления понятие института определено с новых, отличных от «старого» институционализма позиций;

— «теория трансакционных издержек», поскольку в поле зрения оказываются трансакции (сделки), а также издержки, сопряженные с ними;

— «теория прав собственности», так как права собственности являются важнейшим понятием этой школы;

— «контрактный подход», так как все компании рассматриваются в качестве сложной сети неявных и явных контрактов.[5]

Теория прав собственности – это одна из наиболее известных теорий неоинституционализма в экономической теории. У истоков этой теории стоял известный американский экономист – Рональд Коуз. В качестве центрального понятия в теории права собственности выступает «право собственности». «Права собственности» — это санкционированные поведенческие отношения между людьми, причиной возникновения которых является существование благ. Посредством данных отношений определяются поведенческие нормы по поводу благ, соблюдение которых любым лицом является необходимым условием при взаимодействии с людьми либо же, человек несет издержки в случае их несоблюдения. Им охвачены полномочия над материальными объектами и человеческими  правами (право печатать, голосовать и т.п.).[5]

Благодаря «теореме Коуза» раскрывается взаимосвязь понятий прав собственности, контрактных отношений и трансакционных издержек, при этом, происходит формирование теоретического фундамента теории таких прав и неоинституционального направления.[5]

Существование институтов с экономической точки зрения обусловлены тем, что реальные экономические акторы всегда ограниченно рациональны. С одной стороны, они сталкиваются с ограниченностью информации и временными ограничениями её поиска. С другой стороны, им необходимо экономить свои ограниченные когнитивные способности.[2]

Спецификация прав собственности является определением субъекта, объекта права, набора правомочностей, защищающиеся, и механизмом защиты. Исключить иных из свободного доступа к ресурсу обозначает специфицировать права собственности на него, что содействует формированию экономической устойчивой среды, понижая неопределенность и создавая у индивидуумов стабильные ожидания. Выделяется формальная и не формальная спецификация. При формальной спецификации ее осуществляет страна, органы судебной и исполнительной власти, т.е. гарантом является страна. Неформальную спецификацию осуществляют зачастую члены той либо другой группы – общины, семьи и т.д.[2]

Спецификация прав собственности и соответственно их четкая фиксация уменьшает неопределенность в действиях хозяйствующих субъектов; ведет к максимизации выгоды участников сделок; снижает отрицательные побочные эффекты (экстерналии).[2]

Неполнота спецификации трактуется как размывание прав собственности. Размывание прав собственности может происходить из-за того, что они неточно установлены или плохо защищены, либо потому, что они попадают под разного рода ограничения, главным образом со стороны государства.[2]

Права собственности как «правила игры» представляют собой санкционированные поведенческие отношения, касающиеся использования ограниченных ресурсов. Из этого определения вытекают следующие основные положения, характеризующие сущность отношений собственности:

  1. Это отношения между людьми, а не отношения людей к объектам собственности;
  2. Права собственности закрепляются не только государственной властью, но и традициями, обычаями, другими социальными нормами;
  3. Права собственности гарантируются санкциями, основанными на законе или обычае.[2]

Возникновение исключительных прав собственности и причин, обусловливающих возникновение различных режимом собственности, рассматривается через призму проблемы внешних эффектов.[2]

Внешние эффекты являются величиной издержек, либо полезности, которые не отражены при условиях контракта. Внешние эффекты подразделяются на: технологические внешний эффект – экстерналия, которая возникает в результате воздействия на величину доходов и издержек экономических агентов. Сетевой внешний эффект – экстерналия, при котором полезность блага для потребителя зависит от количества потребителей данного блага. Р. Коуз стал рассматривать экстерналии как проблему взаимообязывающего характера. Р. Коуз считал причиной появления внешних эффектов недостаточную спецификацию прав собственности на экономические ресурсы, ведущую к росту трансакционных издержек, что в свою очередь припятствуют рыночному обмену правами собственности. На основе этого подхода была дана характеристика «теоремы Коуза»: В случае, если права собственности четко  трансакционные и специфированы, а издержки равны нулю, то структура производства будет выступать неизменной независимо от изменений  в распределение прав собственности, в случае, если отвлечься от эффекта прибыли. Это означает, что при наличии совершенных рынков прав собственности изначальное распределение прав собственности не воздействует на структуру производства, так как в конечном счете каждое из правомочий окажется  в руках у собственника, способного предложить за него наивысшую цену на основе наиболее эффективного использования данного правомочия.[2]

Оппортунизм — это самая сильная форма из имеющихся уровней эгоистического поведения, к которому обращается экономическая теория. Оппортунистическое поведение заключается в однобоком или неполном предоставлении информации с выгодной для себя целью. Он является неполной или искаженной информацией, введение в заблуждение, преднамеренный обман, сокрытии истины. Однако стоит отметить, что в последние годы оппортунистическое поведение в организации довольно редко проявляется в своих явных формах (ложь, мошенничество и воровство), а приобретает более изощренный характер, что увеличивает уровень потерь компании.[1]

Степень оппортунистического поведения зависит от внутренних факторов (ценностные ориентации работника, его психологическая зрелость, потребности, склонность к риску) и внешних факторов (корпоративная культура, характеристика групп, система стимулирования и наказания, размер организации). В процессе работы оппортунизм проявляют сотрудники, чья форма оплаты не стимулирует инициативы (создается эффект кипучей деятельности, затратив на это минимум усилий). Лучший способ побудить работника эффективно трудиться заключается в правильном материальном и моральном стимулировании его деятельности, создании заинтересованности в конечном результате и приобщении к нему.[1]

Установлено несколько форм проявления оппортунизма:

— сокрытие работниками резервов своих рабочих мест;

-скрытое сопротивление персонала и менеджмента предприятий исполнению официальных требований по охране труда;

-сопротивление персонала изменениям, которые предприятия вынуждены внедрять с тем, чтобы адекватно откликаться на динамику внешней среды;

— закулисные действия персонала в процессах карьерного роста коллег.[1]

Библиографический список

1.Лебедева, Н.Н. Институциональная экономика : учебник для бакалавров / Н.Н. Лебедева, И.П. Николаева. — Москва : Дашков и Ко, 2015. — 208 с. — URL: http://biblioclub.ru/index.php?page=book&id=221291

2.Левин С.Н. Институциональная экономика : электронное учебное пособие / С.Н. Левин, А.А. Сурцева ; Министерство образования и науки РФ, Кемеровский государственный университет, Кафедра экономической теории и государственного управления. — Кемерово : Кемеровский государственный университет, 2015. — 194 с. : — URL: http://biblioclub.ru/index.php?page=bookHYPERLINK «http://biblioclub.ru/index.php?page=book&id=481568″&HYPERLINK «http://biblioclub.ru/index.php?page=book&id=481568″id=481568

3.История экономических учений : учебник / ред. А.Н. Маркова, Ю.К. Федулов. — 2-е изд., перераб. и доп. — Москва : Юнити-Дана, 2015. — 471 с. : — URL: http://biblioclub.ru/index.php?page=book&id=115307

4.Институциональная экономика : учебник / И.К. Ларионов, А.Т. Алиев, К.В. Антипов и др. ; — Москва : Издательско-торговая корпорация «Дашков и К°», 2017. — 360 с. : — URL: http://biblioclub.ru/index.php?page=bookHYPERLINK «http://biblioclub.ru/index.php?page=book_red&id=450745″&HYPERLINK «http://biblioclub.ru/index.php?page=book_red&id=450745″id=450745

6.Калужский, М.Л. Теория и практика институционального управления : монография / М.Л. Калужский ; Омский государственный технический университет. — Москва ; Берлин : Директ-Медиа, 2016. — 190 с. : — URL: http://biblioclub.ru/index.php?page=bookHYPERLINK «http://biblioclub.ru/index.php?page=book&id=444201″&HYPERLINK «http://biblioclub.ru/index.php?page=book&id=444201″id=444201