НПО в Казахстане. Часть 2

1-я Часть статьи здесь

На сегодняшний день рынок неправительственных организаций Казахстана можно считать сформированным. В нем есть своя определенная структура, особенности, лидеры. Попробуем выделить основные и интересные черты третьего сектора в Республике.
Среди НПО Казахстана существует специализация по сферам деятельности. Это естественная эволюционная тенденция организационного развития, и она говорит о росте профессионализма НПО. По данным Министерства информации и общественного развития РК, поддержкой социально-уязвимых слоев населения занимается 14,7% неправительственных организаций, развитием физической культуры и спорта – 12,8%. На правозащитной деятельности специализируется 11,35% организаций, на поддержке молодежных и детских инициатив – 8,66%. Образованием и наукой занимаются — 7,09%, охраной здоровья и ЗОЖ – 4,4%, развитием культуры и искусства – 3,9%, охраной окружающей среды – 3,3%. Остальная, довольно значительная часть НПО (33,8%) специализируются на иных социально-значимым направлениях, но их доли в группах занимают от 2% и менее.
На какие же деньги существует НПО в Казахстане? По данным Министерства информации и общественного развития, озвученным еще в 2017 году, львиная доля – около 5 миллиардов тенге – это иностранное финансирование. Примерно 70% от этой суммы приходятся на США и международные организации. Как уже было сказано, около 2 миллиардов тенге в год составляет государственный социальный заказ. Третий источник финансирования – отечественный бизнес. Здесь нельзя не сказать о «Samruk-Kazyna Trust» — корпоративном фонде, на долю которого приходится значительная часть средств казахстанского бизнеса, направленных на социальные нужды. Фонд является частью группы компаний АО «Самрук-Казына» и осуществляет социальную и благотворительную политику от лица компаний, входящих в группу. А это такие национальные гиганты как «Казмунайгаз», «КазАтомПром», «Казахстан Темир Жолы», «Казахтелеком» и прочие. «Samruk-Kazyna Trust» напрямую работает с НПО в Казахстане, финансируя проекты в сфере поддержки малообеспеченных слоев населения, поддержки детства, социально-культурного развития регионов. Заявки на финансирование от НПО рассматриваются круглогодично, без специальных циклов. По данным самого фонда, в 2018 году им было потрачено 5,6 миллиарда тенге на благотворительность, правда, с учетом и имиджевых национальных проектов (Евразийский медиа форум, Казахстанский Инвестиционный Форум в Лондоне и т.д.).
Объем инвестиций в третий сектор со стороны компаний, не входящих в группу «Самрук-Казына» не известен. Эксперты гражданского общества уже 10 лет говорят о недостаточном развитии КСО в Казахстане. Однако, это противоречит тенденции учреждения средним и крупным бизнесом подконтрольных структур для реализации собственных проектов в социальной сфере. Примеров много. Так, бывший «Казкоммерцбанк» в 2004 году создал достаточно эффективный фонд «Кус Жолы». В состав строительного холдинг «BI Group» входит фонд «Жулдызай». Кондитерская фабрика «Рахат» осуществляет благотворительные проекты через фонд «Рахат-Демеу». Перечень можно продолжать долго. Тенденция самостоятельной работы бизнеса в социальной сфере может означать, что во взаимоотношениях между бизнесом и НПО существует серьезное противоречие. Возможно, проблема в том, что представители этих двух секторов просто разговаривают «на разных языках». Бизнес привык строить отношения исходя из собственных интересов. Если быть откровенным, то практически любое участие бизнеса в социальных проектах преследует имиджевые или маркетинговые цели. Отношения с неправительственными организациями выстраиваются так же, как с любым подрядчиком: бюрократическая процедура согласований, строгие условия, невозможность гибкой реакции на изменившиеся условия. Это не хорошо и не плохо – просто объективная данность. НПО, работающие по гос. заказу или с иностранными донорами, привыкли к большей самостоятельности, очень своеобразно относятся к организационной дисциплине, наконец, просто «заточены» под достижения других показателей эффективности. Поэтому, бизнес и НПО не слышат и не понимают друг друга, часто работают в одной сфере, по одной проблеме, но независимо и параллельно. Конечно, бывают исключения. Существуют в Казахстане НПО, которые успешно сотрудничают с бизнес-сообществом. Например, «Два Крыла», по своей деятельности, партнерам и общему бэграунду, больше похоже на PR- или Event-агентство, чем на привычную общественную организацию. Но такие примеры лишь подтверждают общее правило. А «секрет» их эффективного взаимодействия с коммерческими организациями прост: руководство и сотрудники этих НПО сами выходцы из корпоративной среды, используют в работе те же подходы и поэтому успешно коммуницируют с бизнес-структурами.
Еще одна интересная особенность институтов гражданского общества в Казахстане – наличие «одноразовых» и «карманных» НПО. Впрочем, это же свойственно и российским коллегам. «Одноразовые» — это те, которые создаются под определенный проект или грант. Разумно предположить, что между таким НПО и грантодателем (или его администратором) существует некая связь. Выполнив работу по проекту, такая организация ликвидируется или замораживается до нового проекта. При этом, качество выполненного заказа и его результат остаются поводом для дискуссий. Возможно, за счет «замороженных» НПО и существует такая огромная разница между общим количеством зарегистрированных в стране общественных организаций (22 000) и действующими (16 000).
«Карманные» НПО – это общественные организации, созданные или покровительствуемые государственными органами, а иногда и иностранными донорами. В принципе, кроме обидного прозвания и зависимости от «куратора», ничего плохого в деятельности этих организаций нет. Они так же выполняют общественно-значимую работу, некоторые даже делают ее системно. Создаются такие организации по нескольким причинам: для демонстрации эффективного взаимодействия с гражданским обществом, реализации политических целей, или из-за корыстных побуждений. Обычно, «карманные» НПО вычисляются по легкой неадекватности и отсутствию критического мышления их членов и лидеров.
Некоторым особняком в общей структуре НПО в Казахстане стоят этнокультурные объединения. Как явствует из определения, их цель – реализация культурных потребностей этнических меньшинств. Учитывая полиэтничность Казахстана, таких организаций много, более тысячи. Из них 30 имеют республиканский статус. Общей проблемой, характерной для всех этнокультурных организаций, является привлечение в свои ряды молодежи: ей не очень-то нравится фольклор. Все этнокультурные объединения находятся в тесном взаимодействии с Ассамблеей Народа Казахстана. В 2018 году началась общественная аккредитация этнокультурных объединений. Вот что сказал Министр культуры, представляя эту инициативу депутатам нижней палаты Парламента: «Совет, в первую очередь, будет исходить из наличия необходимых юридических документов. Второе: разделяет ли объединение цели и задачи ассамблеи. Третье: проводит ли политику главы государства». Для понимания сути, как говорится, достаточно…
Еще одна примечательная особенность развития НПО в Казахстане, идущая в фарватере общемировой тенденции – благотворительная и социальная деятельность стали достаточной респектабельным, а может и модным направлением, чтобы этим занимались семьи политической и бизнес элиты страны. Например, основатель фонда «Саби» — Асель Тасмагамбетова, дочь известного в Казахстане человека, бывшего премьер-министра Имангали Тасмагамбетова. Учредитель благотворительного фонда «DARA» — Гульнара Досаева, супруга Ерболата Досаева, Председателя Нацбанка. Президент благотворительного фонда «Аяла» — Айдан Сулейменова, супруга Данияра Абылгазина, занимающего 13-е место в списке богатейших бизнесменов Казахстана по версии Forbes. Причем, эти НПО, как и другие подобные — не ширмы для имитации деятельности, а реально действующие организации, по-настоящему помогающие многим людям. И если их учредители и руководители используют свой статус и связи во благо других людей, разве это не здорово?
Примерно такой видится картина общего состояния НПО в Казахстане. Конечно, не все аспекты освещены в этой статье. Некоторые моменты могут показаться спорными. Но факт остается фактом: за тридцать лет независимости гражданский сектор в Казахстане создан и прошел период становления. И пусть это поле неоднородно и хаотично по своей структуре, финансируется разными силами и реализует разные задачи. Самое главное – есть сотни и тысячи людей, которым общественные организации помогли стать сильнее, смелее или умнее, помогли в трудный момент, подарили жизнь и надежду. А если есть эти примеры, то, как выражались древние римляне, к чему слова, если дело говорит само за себя?
Источник: dvakryla.kz


Обязательно к прочтению!

Материалы на сайте размещаются в соответствии с условиями, представленными на странице "Условия".

Публикация, размещенная на данной странице, является исключительно выражением личного мнения её автора! Автор указан рядом с заголовком публикации.

Этот материал никак не связан с сотрудниками сайта или его владельцем и не обсуждался с ними перед публикацией!

В случае, если данная публикация нарушает Ваши права, просьба перейти на страницу "Контакты" и следовать предложенной там инструкции.